Самое волшебное платье

Самое волшебное платье невестыПриветствую на сайте psixologpro.ru

«Ты счастливая! – вздохнула Катюша. – А свадьба когда?» – «Месяца через два. Вот Ванечка в командировку съездит, и готовиться будем...»

Люся нежно разрумянилась – то ли от чашки горячего шоколада, то ли от темы… Полноватое белокожее лицо, волнистые светлые волосы, немножко веснушек.

– Ты на Мадонну Рубенса похожа, знаешь? – улыбнулась Катюша.

– Да ну, – засмущалась Люся. – Не такая я толстая. А мы с Ваней сегодня платье идем смотреть!

– Не со мной, значит? А чего так? Вроде не положено с женихом-то...

– Нам хочется вместе. Ты не обидишься, я знаю, а правила эти свадебные – ну их. Нам хорошо... Будто дышим одинаково! Как будто он уже сто лет мой. Не обидишься?

– Да нет конечно, – улыбнулась Катя. – Покажешь потом, что выбрали. Допивай шоколад, работать пора! Но Люсе не работалось. Ощущение теплого сияния внутри нее ширилось. Казалось, оно охватит сейчас и весь офис, и дом, хлынет на улицу, и все станут такими же счастливыми, как она. Навсегда...

Самое волшебное платье

«Ваня, я совсем не могла работать сегодня», – прошептала она в лацкан его пиджака, вкусно пахнущего чем-то родным, возбуждающим…

Стояла, обняв его за шею, а он дышал ей в висок, целовал осторожно. Еле воткнули машину у магазинчика, в витрине которого стояло три манекена в летящем белом, сияющем.

Манекены приветливо улыбались. Люсе показалось, что вот сейчас в недрах этого магазина ее ждет самое-самое волшебное платье… Она зарылась в вешалки. Медленно перебирала шелк, гипюр, кружева, нашитые камешки, цветы.

Ваня подмигнул ободряюще. Пошел с другой стороны. Ткань шуршала, ряд почти закончился…

Вдруг их руки соприкоснулись сквозь нежную жемчужную завесь. Ваня отодвинул ее чуть в сторону.

«Ваня, – прошептала Люся, – оно!» Он снял вешалку: «Я хочу помочь». Глаза ласкали ее. Она кивнула, шумно сглотнув слюну. Открытая спина, жемчужное полотно, расшитое нежным перламутром, прямой низ, уходящий в летящий подол.

Ее внутреннее сияние ширилось: «Да, это оно, только оно!» – Отличный выбор, – прошелестела продавщица. – Эксклюзив от Низье Филиппа, итальянского модельера...

Люся подняла руки, Ванечка аккуратно опрокинул сверху все это жемчужно-сияющее, она нырнула в него раскрасневшимся лицом, выплыла, закрепила на талии, подол стек вниз, заструился.

– Я застегну, – прошептал он горячо в спину. Бесшумная молния заскользила вверх, вверх, вверх… Ей стало тесно, он шумно вздохнул: «Люся, дальше никак». Она и сама почувствовала. Молния не сходилась.

«Что, совсем?» – всхлипнула. «Ну, сантиметров пять до конца, – расстроено ответил Ваня.

– Сейчас…» Он вышел из примерочной, стал разговаривать с продавщицей. Люся смотрела в зеркало. Совершенная красота платья спереди и, повернувшись, кусок розовой спины, не влезающий в это совершенство.

Ваня нырнул обратно: «Девочка моя, придется выбирать другое». Люся молча вылезла из платья. Продавщица принялась восторгаться другими моделями. Но Люся была так расстроена, что не хотела уже ничего.

Ваня понял: «Пошли пить кофе».

Люся кусала губы. Не плакала, но, вот как колпачок на голову орла, чтото плотное, темное опустилось на ее сияние. И оно затаилось в глубине и больше не хотело сделать счастливым весь мир.

«Люсенька, я улетаю, ты знаешь, на три недели. Давай пока тему платья закроем. Вернусь – съездим в тот магазинчик, о нем твоя Катя говорила? Не расстраивайся», – прошептал он нежно, наклонился, прикоснулся губами к шее, там, где решительно и взволнованно билось Люсино сердце. Она порывисто обняла его. Уже не волновалась. Решение было принято.

Люсина диета

– Из-за какого-то платья? – кричала Катюша. – Ты что? Такая красавица. Попа, ноги, грудь – мама дорогая! Настоящее нормальное женское тело! Да есть десятки, сотни салонов – иди выбирай любое другое платье, по себе!
– Я хочу именно это волшебное платье, и только его, – упрямо сказала Люся.

– Неужели не понимаешь? Ваня такими глазами на меня смотрел…

Он восхищался и…

– Что? – Мне кажется, он подумал, что я, ну…

– Ну?

– Толстая!

– Вот глупая! – рассмеялась Катя. – Ты такая, какая есть. И именно такую он тебя любит, не забывай, замуж пригласил. Хватит глупостями голову забивать, а?

– Нет, Катя, я решила. Я теперь этого так хочу, что не остановишь. Я Ваню люблю. Я хочу, чтобы я с платьем совпадала и Ваня на меня нормально смотрел. Ничего, всего-то скинуть 5–10 килограммов.

– За три недели? – Катины глаза стали круглыми.

– Святым духом питаться?

– Еще не знаю, – растерянно ответила Люся. – Я же никогда не пробовала. Ну, кефиром, там, наверное, гречкой, салатиками, да? Поможешь, Кать?

– Куда я денусь, помогу, конечно, но глупость ты затеяла, ох глупость… Ради какого-то платья!

– Не ради платья, – тихо сказала Люся, – ради того, что есть между мной и Ваней. Это как символ, понимаешь? Труднее всего оказалось без сахара, хлеба и макарон. Выпив на завтрак обезжиренный йогурт, Люся чувствовала себя неплохо до обеда.

В кафе она теперь не ходила. Они с Катей воцарялись на офисной кухоньке, и Люся жадно съедала кусочек индейки в обрамлении вареной брокколи.  Хотелось сладкого так, что голова кружилась. Она терпела три дня, потом Катя обложилась книгами по диетологии и нашла компромисс. Три сушеных абрикоса и пара фиников. Люся долго держала чуть сладкий фрукт во рту, рассасывая его как конфетку. На четвертый день они подключили бег трусцой. Тряслись ее персиковые щеки, полная грудь, животик, ей казалось, что даже мозги и те выдают неритмичные скачки.

Связки на ногах болели, мышцы просили пощады. Утром, вставая, она чувствовала себя так, будто ее вырезали из бетона. – Ты уверена, что хочешь продолжать?

– Катя с состраданием смотрела на подругу, заваривающую имбирный чай с лимоном.

– Да... Чего бросать, вот – видишь? Да, Люся побледнела, щечки вроде стали более втянутыми…

– Вижу, – вдруг рявкнула Катя.

– Дура ты! Или бросай сейчас же, или я тебе не помощница. Самоистязание какое-то!

– Ну ведь первый раз в жизни надо хоть какую-то силу воли проявить. Это мне даже полезно, понимаешь. Не хочешь помогать – не надо, я сама дальше, только не кричи на меня больше, – и Люся тихо заплакала.

– Господи ты боже мой, Люська! Вечером Катя, беззвучно ругаясь, бежала рядом с подругой. Такая бледная.

Миновала вторая неделя. Ванечка звонил, писал по e-mail. Люся тосковала ужасно. Не хватало, так не хватало его прикосновений, запаха, улыбки. Уткнуться бы сейчас в него, подышать им. Чтобы уютно...

Весы бодро рапортовали медленное, но верное снижение веса. За четыре дня до возвращения Вани Люся решила питаться минералкой, на что Катя заявила, что она привяжет ее к столу и начнет кормить гамбургерами. Сошлись на том же кефире, рисе и вареной треске.

– Ох, Люська, тебе что, это вкусно? – не выдержала Катя, наблюдая, как подруга ест несоленый рис.

– Отвратительно. Но Ваня! И мое волшебное платье! Ваня должен был приехать через час. Люся волновалась, как при первом свидании.

Квартира начищена до блеска, сама она умыта, надушена, накрашена. Новые брюки, новая блузка. Старые вещи – да, да, да! – велики! Сердце бьется, и невыносимо ждать! Но Ваня уже здесь.

Распахнулся весь – пальто, руки, глаза. Бросил портфель, опустил какую-то коробку, обхватил Люсю, поднял, закружил, целует куда придется. – Как я соскучился, Люська, как же я соскучился.

Люблю тебя, люблю! – Он целовал ее все жарче, настойчивее, она смеялась, споткнулась, чуть не упала, он подхватил ее, всмотрелся жадно...

Как очнулся: – Ты что такая бледная? Осунулась. Болела? Что?!

– Все хорошо! – засмеялась.

– У меня для тебя сюрприз, такой прямо вот!..

– Не-е-ет, это у меня для тебя сюрприз.

– Но... – попыталась прервать его Люся, так хотелось скинуть все, чтобы он увидел, чтобы не утерпел. И она уже так хочет и его, и рассказать, что завтра они пойдут в этот магазин и…

– Закрой глаза и раздевайся, – прошептал. Мурашки побежали у нее по спине. Люся сняла одежду. Встала послушно, пока он там чем-то шуршал.

– Подними руки, – прошептал. Она послушно подняла. Что-то скользнуло по груди, спине, упало к ногам. Звук застегивающейся молнии…

– Люся, – вдруг закричал Ваня,

– Что это? Она вздрогнула и открыла глаза. Жемчужное полотно, расшитое нежным перламутром, прямой низ, уходящий в летящий подол… Ее свадебное волшебное платье из магазина. Висело на похудевшей груди и спине некрасивыми лишними складками. Ваня стоял совершенно растерянный. Люся потеряла дар речи.

Зачем он принес это платье? И неужели она так похудела, что оно теперь вот такое?

– Неужели я ошибся?

– Ванечка, что происходит?

– Люсенька, – забормотал он, – прости, моя радость. Я, в общем... – Он взъерошил взволнованно волосы.

– Я хотел, чтобы ты не расстраивалась, я же видел, как ты на платье смотрела. В общем, я его купил, мне адрес дали. Я же в командировке.

И кофточку твою, серенькую, ты, наверное, искала, я взял с собой…

– Он улыбнулся так по родному.

– Я модельера того нашел, попросил платье расшить. Он за день справился. Ведь платье в одном экземпляре. Люся сидела и плакала. Прозрачными, жемчужными слезинками. Потом подошла к Ване сзади, обняла за живот крепко-крепко, прижалась:

– Ванечка, я тут без тебя... Для тебя…

В общем, мы пойдем и купим торт. А завтра пойдем в тот итальянский ресторан, где вот такие макароны с мясной подливкой, а послезавтра я ничего не стану есть, только пирожные, а через две недели мне платье будет очень хорошо…

Ваня повернулся: – Люся, ты чего говоришь-то?

– Ванечка, ты прости меня, я тут подумала, что ты подумал, что я толстая и что и платье, ну, как-то все…

– Люська, – заорал Ваня, – ты что, не ела, что ли? Худела? Ты поэтому такая бледная? Ты сумасшедшая? Ты…

– А ты? – закричала Люся.

– Ты нормальный? Представляю, какие глаза были у этого Филиппа!

– Да, – улыбнулся Ваня. – Он швы порол и плакал, что такой шедевр портит. Успокоился, когда я ему твою фотографию показал.

Сказал, для такой мадонны готов на все. А мадонна тут, оказывается… Она подняла смеющееся лицо: «Мы же договорились идти за тортом».

– «Да, сейчас пойдем, – прошептал он, целуя ее, – сейчас… потом…» Сияющему, теплому, нежному счастью было тесно – оно выплеснулось, заполнило собой весь дом, всю улицу, весь мир. Да…

Вот такая приятная и нежная история про самое волшебное платье и хорошую девушку.

Согласитесь, что любить нужно человека, а не его фигуру, если мужчина и женщина любят друг друга, то совсем не важно кто и как выглядит, старше девушка или нет, все на уровне подсознания.

Есть люди, есть подсознание и на каждого мужчину на земле найдется подходящая девушка – со своим характером, своими привычками, выходками, но любимая и самая родная.

Любите и будьте любимы!


Понравилась статья? Поделитесь с друзьями)

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Опубликовал 24 июля 2016.
Размещено в Личная жизнь.
Метки: , .

Ранее в этой же рубрике:




Оставить комментарий или два